Это подлинная история Елены, 43-летней наркоманки из Санкт-Петербурга, здесь она подробно описывает, как достигла своего «Дна» в употреблении наркотиков, и, через что она прошла, прежде чем обратиться в наш реабилитационный центр для наркозависимых за помощью.

История Елены, 23 года на игле

«Начиная писать эту работу меня бросает в жар при мысли, что мне предстоит. Выслушать какого-нибудь несчастного куда ни шло, но самой еще раз пережить моменты, которые вызывали и вызывают до сих пор у меня отвращение — я думала, что я на это не способна»

Как я достигла "дна"

Мной овладело беспокойство . То, что на протяжении стольких лет я затаптывала в землю, что пыталась забыть, чего боялась как чумы, снова и снова подымается- смертельные воспоминания, как неизлечимый рак души.

Чувство отвращения и тоски слилось во мне в какую-то тяжелую, давящую глыбу. Но все же во всей этой мерзости необходимо нащупать что-то твердое, чтоб суметь как можно сильнее оттолкнуться и постараться выплыть.

1998 год- время страшного легкомыслия.

Голова шла кругом от осознания что бандиты — твои близкие, что наркотики — нескончаемы. У меня была определенная функция. Кто-то вскрывал заказанные машины, а я должна была перегонять ее туда, где ее или разбирали, или перебивали номера. Девушка в то время особо не привлекали внимания и меня не останавливали. 

Так совпало что машину я забирала в том же районе где и героин. Немного отъехав, я решила поправиться. Поправилась так, что отключилась. Сколько прошло время я не знала, но когда открыла глаза я увидела, что боковое окно разбито, вокруг люди, милиция. Положение у меня было не завидное. Украденная машина, куча наркотиков, из руки торчит «баян» в крови, и конечно, у меня не было ни одного из тех документов, которые требовались в то время. 

Вообще ощущение страха можно победить выдержкой или какой-нибудь уловкой. Но если видишь что тебе грозит, тут плохо помогают и навыки и психологические ощущения. Эта была по настоящему ужасная ночь в моей жизни. Плохой-хороший опер предлагали мне мои же наркотики взамен на информацию. За неделю пошли в ход все средства запугивания — от изнасилования до смерти со всеми отягчающими. 

Наверное это был самый сложный выбор в моей жизни и первый раз, когда я по-настоящему начала осознавать, что я глубоко на дне.

История Елены, 23 года на игле
История Елены, 23 года на игле

Антаксон. Может это шанс?!

Есть такое лекарство, которое блокирует действие наркотика. После перекумара его могут давать каждый день месяцами и наркотик просто не действует. Для наркомана тратить деньги и при этом ничего не чувствовать — довольно сомнительное удовольствие. 

Мне родители поставили условие — выпивать этот препарат каждое утро при них. Естественно мой изощренный ум сходу придумал, как этот момент можно обойти. Ночью я вытряхивала капсулу, делала пустышку и утром ее выпивала. При этом я находилась в жестком употреблении. 

В тот день что-то пошло не так. Наверное я поспешила и препарат остался внутри. Выпила капсулу, села в машину и поехала вариться. Делаюсь и понимаю, что ничего ничего не происходит, я ничего не чувствую. Через 5 мин. Меня словно облили кипятком, меня начинает корчить, как от галоперидола. Это невозможно остановить. Последняя мысль — быстрее доехать до дома. 

Как доехала — не помню, но через 45 мин. начинается что-то невообразимое. Коробит, корчит, разрывает на части, отрывает голову так, что было бы легче умереть. Я лежу в ванне без воды и с меня течет что-то мерзкое ото всюду, со всех мыслимых и не мыслимых мест. Это продолжалось 2 суток, не отпуская ни на минуту. На 2 день мама вызывала скорую. 

И вот я валяюсь на полу в жутчайшем виде . Корчит, одежда порванная, грязная. Я чувствую такие мучения, граничащие с отвращением к себе, ко всему что происходит. Вокруг стоят родственники. Заходит врач и говорит, что мол, извините, мы ей ничем помочь не можем. Сердце выдержит- выживет, нет- сдохнет. Наркоманку не жалко. 

Помню глаза дочери, огромные, голубые, полные страха и слез. Она пытается держать меня за руку и умоляет- «Мамочка- не умирай, я очень очень тебя люблю»

Презрение к себе, страх, чувство бессилия и едкое ощущение жалости к себе- вот что я чувствовала тогда и сейчас, когда пишу это.

История Елены, 23 года на игле

Клиническая смерть....

После смерти мужа, я несмотря на то, что у меня ребенок, которому нет и 2 лет, оставила все на бабушек и целенаправленно ушла ушатываться. Квартира друга. Я делаюсь- мало, еще и еще. Кайф обволакивает нежно, но я понимаю ,что уже не справляюсь. У меня перехватило дыхание. И вот она, пустота наступает. Хорошо что у Сани оказались ампулы с блокираторами. Он боролся за меня 28 мин. Вен нет, пульса нет и я уже была даже не синяя, а черная. Искуственное дыхание не заводит. Вместо положенной 1 ампулы- было сделано 6!!!!

Это состояние похоже на сумерки между надеждой и отчаянием. Время затаило дыхание. Все предметы перестают отбрасывать тень. Я присутствовала в комнате в качестве стороннего наблюдателя и все видела. Такое было со мной и раньше, но все же все было совсем не так. Меня охватила такая безнадежность. Теперь вообще ничего уже нельзя изменить. Я не могла приложить никакие другие усилия, кроме одного голого желания вернуться. Эта какая-то чуткая, собранная пассивность. Все зависело только от человека внизу. В чувство я пришла.

Сказать, что это было шоковое возвращение — вообще ничего не сказать. Это как прямой укол адреналина в сердце. И никогда мир не кажется таким прекрасным как в то мгновение, когда ты прощаешься с ним , но со вздохом приходит и весь ужас происходящего. 40 дней еще не прошло со смерти мужа. Буквально 10 минут назад мой единственный ребенок мог остаться круглой сиротой. И опять большие голубые глаза, полные слез и слова стучат:

« Мамочка , родная, не оставляй меня. Я очень тебя люблю.»

История Елены, 23 года на игле

и еще много чего было...

Мое дно, также — это когда очухиваешься от передоза в небольшом жалком притоне. На каком-то саном , вонючем матрасе, а рядом лежит мертвец, который 2 часа назад был твоим товарищем. При взгляде на него меня охватило бессознательное удовлетворение, что это не я. Я жалела его, но это чувство было очень дешевое. Конечно я была отвратительна, но я ничего не хотела предпринимать, да уже и не могла. Я хотела только спастись и мне нужны были мои деньги и наркотики. Мне не оставалось ничего, кроме как забрать все это у трупа. Это было обыкновенное, шкурное, эгоистичное чувство. И место на сострадание в таком состоянии попросту не существует.

Дно -это когда я устроилась на хорошую работу дизайнером. Сидела в белой рубашке за компьютером в красивом, уютном офисе и занималась тем, что люблю. Я пыталась строить иллюзию благополучности. Замазывала глаза красавкой, чтоб не палиться. При этом уходила в туалет на 1,5 часа, вызывая кучу вопросов. 

В этот день я ждала очень состоятельного клиента, которому составляла дизайн загородного дома. Волновалась сильно и пытаясь преодолеть волнение, догонялась. Он пришел, между нами только монитор. Я начинаю ему расписывать его дом и залипаю. Открываю глаза и не могу понять сколько прошло времени -5 минут, пол часа или больше? На меня смотрит клиент очумевшими глазами, конечно тогда он все понял. При этом открывается дверь в офис и на пороге стоит друг, с ног до головы в кровяных подтеках и в обезумевшем состоянии. Все время он ждал меня в машине, чтоб я нашла ему вены. Так и не дождавшись, весь в крови, хрипя, он сам ввалился в офис. 

По итогу мне ничего не оставалось , как забрать всю наличку и никогда больше туда не возвращаться. Избежать этого было невозможно, мое употребление не оставило мне выбора.

И конечно, мое дно — это сплошное вранье и воровство. Я воровала везде и всегда. Это было образом жизни. Поистине поразительно, каким расчетливым становишься в нужде. Когда ты полностью начинаешь зависеть от наркотика, ты хочешь того или нет, превращаешься в психолога, тщательно взвешивающего все мыслимые пути отхода, хотя сам в это время едва можешь дышать от напряжения.

Вся моя жизнь до реабилитации — это подлинный страх, подлинная боль и предельная расчетливость и одна цель — любым путем найти это средство спасения — наркотик.

История Елены, 23 года на игле

Теперь я хочу жить

Теперь я осознаю, что оказалась слишком глубоко на дне и это всего лишь малая часть всего, что было в моей жизни низкого, отвратительного. Я думала только о том, что любила — наркотики. И жила не Богом и не справедливостью. Круг замкнулся.

Когда я вспоминаю свое дно, все предстает вдруг резко и обнаженно, без прикрас. И это осознание тут же, мгновенно превращается в жгучее желание жить. Не просто жить, но трезво!!! Дарить близким свою любовь, заботу и, наконец, благодарность, не требуя ничего взамен.

Елена, 43 года, Санкт-Петербург

05.09.2018г.